NHM - International Media Holding
NHM № 09 - 2014
Главная
По прозвищу Кузьмич Версия для печати Отправить на e-mail

Виктор Бычков– Виктор Николаевич, вы когда-то то ли в шутку, то ли всерьез рассказывали, что впервые ваш актерский талант заметили в медучилище, когда вы поступали учиться на гинеколога. «Больно шебутной, смешливый…»

– Да нет, ну что вы! Никто ничего не заметил. А врачом гинекологом стать я действительно мечтал… после восьмого класса. Потому что прочитал книгу «Акушерство» и так проникся, что захотел облегчить жизнь прекрасной половины человечества… А потом испугался! Испугался того, что на них не смогу смотреть как на женщин.

– А как вы решили стать актером?

– Я очень много слушал радио спектаклей. Во времена моего детства радио точка постоянно работала – отголосок войны, блокады, которую пережили мама и бабушка. Для меня радио «было цветное». Я слушал и слушал великих артистов и представлял…

– А параллельно, если не ошибаюсь, у вас было абсолютно хулиганское детство.

– Мальчик вынужден становиться мужчиной. Только все по-разному становятся, кто-то подвиг совершает, а кто-то хулиганский поступок. Но все равно это путь в мужчины, и никуда от этого не деться. Один завоевывает женщину тем, что бьет ее по лицу, а другой – тем, что несет цветы и целует ей руку.

– Вы к какой категории относились?

– Конечно, я дарил цветы, целовал руку… Все-таки я воспитывался мамой в атмосфере, где отношение к женщинам было восторженным, уважительным. Но огромное количество было соблазнов. Поэтому были, конечно, ошибки. Ведь я и под идущий на полном ходу поезд ложился, и с моста прыгал, и в электрическую розетку пальцы засовывал… И на противоправные действия был готов пойти за компанию с друзьями, то есть запросто мог стать преступником. Я родился в 54 году, в нашей коммунальной квартире было 42 хозяйки, бои во дворе мы устраивали тухлыми яйцами, во дворе всегда ошивались воры и сидевшие, рассказывали романтические истории про тюрьму, кололи наколки, ботали по фене, ходили с ножами, пили в подворотнях, затем кто-то в наркотики ударился, другие стали криминалитетом. Меня же спасла театральная студия. Из той нашей детской компании ни одного человека в живых уже давно нет….

– Вы много играли в Питерском театре имени Ленсовета, снимались… А по настоящему стали знаменитым, благодаря роли егеря Кузьмича в народной комедии «Особенности национальной охоты». Парадокс?

Виктор Бычков– А вы знаете, что этот фильм задумывался совершенно не комедийным. Леша Булдаков, когда первый раз смотрел его в Сочи, толкал меня и спрашивал: «Вить, чего они смеются?» Вот ему не смешно было. Да и нам всем было не смешно. Мы просто работали, были как одна семья - мы жили этим фильмом. Мне кажется, секрет популярности картины объясняется счастливым стечением обстоятельств: все удачно совпало от сценария до актеров.

- Если не ошибаюсь, подобного успеха не было со времен великой гайдаевской троицы, когда в их честь выпускали водку, календари, значки, в народ пошли анекдоты. Вы собираете подобную атрибутику «Особенностей»?

- Кстати, с водкой «Кузьмич», у меня лично связана вот какая история. Когда я снялся на этикетку, лет 12 назад, моя дочка Арсения была совсем маленькая. Всё лето она проводила на даче у бабушки. Как-то приезжаю к ним, а она мне рассказывает трогательным таким голоском: «Папочка, я как соскучаюсь по тебе, бегу в магазин. Стою и смотрю на тебя, смотрю...» А там на прилавке стояли бутылки водки «Кузьмич» с моим изображением. Вот так! Кому-то водка, а кому «отец родной».

- Каким было самое необычное проявление народной любви?

Виктор Бычков- У меня была забавная ситуация, когда я в 1984 году сыграл у Рогожкина в фильме «Ради нескольких строчек» одну из своих первых ролей - немецкого паренька егера Приезжаю со съемок иду по Невскому а там День десантника. Ребята уже веселые, и тому, кто им не понравился, они по голове бьют. Я одет в черные джинсы, черную куртку, черную рубашку, черные ботинки, черный платок на шее, то есть весь черный. Такой неформал! Вдруг на меня надвигается огромный десантник. И я понимаю: все, Витя, жизнь твоя кончилась! Я ему быстро говорю: «Простите, я - актер!» Он посмотрел с недоверием: «Лицо вроде знакомое. И в каком кино ты играл?» Начинаю перечислять... «Да нет, не то... А про войну что?» Говорю: «Я играл немецкого егеря». «Точно! Фашиста играл. А я-то думаю, с чего бы так вмазать тебе захотелось!» И пошел дальше.

- Расскажите историю, как вы в 2008-ом чуть не снялись у Стивена Спилберга в роли «плохого русского генерала Сикорского». Действительно был серьезный звонок, реальная роль?

- Мне действительно предложили попробоваться в картину «Индиана Джонс и Королевство хрустального черепа», мне даже был обещан бой с Харрисоном Фордом. Буквально через несколько дней получил «задание». Дело в том, что в Голливуде принято так: тебе присылают не сценарий, а какую-то тему, которая совершенно далека от сценария.

- А смысл в чем?

- Боятся утечки! Поэтому у американцев очень строго - у них сценарий держится в строжайшей тайне. Моя задача была: поставить камеру и прочитать английский текст. Но я так не умею, все-таки школа Станиславского! В результате взял на «Ленфильме» генеральский мундир, мы с женой Полиной (а она прекрасный театральный режиссер) придумали сюжет, построили дома декорации склада, пригласили товарища, в совершенстве владеющего английским. Так как «Индиана Джонс» все-таки комикс, специально для американцев поставили на стол квашеную капусту, огромную банку икры и штоф с настоящей самогонкой градусов 70. Хотите плохого русского? Нате! Такую мерзость им сыграл... За ночь мы сняли целый микрофильм - даже с титрами! Отправил диск Спилбергу.

- И?

Виктор Бычков- Как мне потом передали, американцы были в шоке. Оказалось, что снятое нами во многом совпало с «секретным сценарием». Их взволновало: кто все сдал русским? В итоге моему агенту сказали: «Извините, но таких хороших русских не бывает!» И генерал Сикорский у них стал совершенно другим. Его сыграл Игорь Жижикин, его съели гадкие муравьи. Бр-р!

- Вы довольны своей актерской судьбой? Своим «тяжким крестом» в виде ролей в фильмах Рогожкина?

- Да нет, конечно, недоволен. Вначале это кажется счастьем, удачей, безумно приятно. Потом начинает раздражать, потом еще сильнее. Потом ты наинаешь бороться, начинаешь кричать и бить себя в грудь: «Да я же еще много чего могу! Да я в театре, да я в кино - вы посмотрите!» А потом приходит момент понимания, что тебе было позволено. Вокруг столько актеров, которым не открылась эта дверца, этот замочек. К тому же это тебя начинает кормить...

- Что тоже немало важно...

- Да! А потом ты говоришь: «Слава богу, что это было».

- Вы ушли из театра, ушли из «Спокушек»... Вы по характеру - ершистый человек, максималист-правдоискатель?

Виктор Бычков- Характер - точно правдоискательский. Долго терплю, меня долго запрягают, зато потом быстро еду. Но я терпеливый, отходчивый, могу попросить прощения. И сына своего, Добрыню, этому учу.

- В обычной жизни, вы шутник? Мастер розыгрыша, знаток анекдотов и тостов?

- Редко. Для друзей, товарищей, на корпоративах - всегда пожалуйста. А дома я, скорее, молчун и книгочей.

- Говорят, финансовый вопрос для вас не самый принципиальный. Равнодушны к богатствам?

- Самый главный «говоритель», что деньги для него не так важны - это Абрамович. Видимо, я из разряда Абрамовичей. (Смеется.)

- Вы же отказывались от больших гонораров в каких-то коммерческих проектах...

- Да, было такое. Потом, конечно, локти кусал, но отказывался. Иногда из этических соображений, потому что мне не нравился продюсер. Однажды отказался от роли в проекте на 250 серий, потому что прочитал сценарий и понял, что... мне этого не надо. Стыдно будет! И каждый раз, натыкаясь на картины, от которых я отказался, Полина «шутит»: «Вот это - дача», «это - новая машина», это - «поездка в Париж». Но. Понимаете, есть компромиссы, на которые можно идти, и те, на которые идти не стоит, потому что потеряешь себя.

- Со стороны может показаться, что у вас с Полиной такая маленькая семейная мафиозная структура - есть как бы театр одного актера и жена, она же директор, она же начальник пресс-службы, она же агент, секьюрити...

- Если это искренне, если это помогает в работе и творчеству, то это хорошая мафия. Да - мафия! Дело в том, что я как нормальный актер, очень ленивый. Поэтому Полина пинками меня гонит «творить» и иногда у нее это получается. Когда у нее не получается, то я больше отдыхаю.

- Вы неоднократно играли егеря. А в реальной жизни вы охотник?

Виктор Бычков- У меня есть ружье. Убивать я не хочу. Чучела животных мне очень не симпатичны. Я скорее рыбак, созерцатель... Но опять же - нельзя отдаваться глубоко в какое-то увлечение, иначе ты начинаешь себя у профессии воровать. В актерстве невозможно быть: я и лошадь, я и бык, я и баба и мужик.

- Человечество изобрело множество вариантов снятия стрессов, лучшими из которых до сих пор считаются баня, алкоголь, наркотики, путешествия, экстрим, рыбалка, охота. У вас есть свой собственный способ, как снять негатив?

- Наркотики - нет. Я был в Соединенных Штатах и видел, что люди из Голливуда употребляют наркотики. Почему - понятно! Если выпивать, то будут заметны мешки под глазами ... А наркотики - раз, и на лице ничего не видно. Но это путь в никуда. Русские актеры выбрали свой путь: выпили, пообщались и разошлись. Пока лучшего не изобрели. Скажем, спорт, баня - это тоже не то.

- Ваш партнер по «Особенностям...» Вилле Хаапаса-ло рассказывал, что он с полным рюкзаком водки уходит в лес, выпивает, «дерется» там с деревьями, орет из всей мочи, плачет, смеется. А наутро просыпается полностью просветленным.

- Если это ему помогает, дай Бог! Мне больше другое помогает: с семьей побыть, с сыном. И у всех, кого я люблю, уважаю как актеров и как личностей, на первом месте семья - жена, дети. И никакого разврата! Вот это самое важное. Такая тихая гавань, где тебя поймут, и где ты надышишься, наберешься сил.

Андрей Колобаев

 
< Пред.   След. >

Берегите время! Это ткань, из которой соткана жизнь.


   
 
Rambler's Top100
Copyright © 2007 National Health Magazine
Designed by Web Art Studio